Рейдерские “разборки” в Измаильском районе

Новости

Земельные конфликты в последние годы в Украине перестали быть редкостью. В Измаильском районе такое явление тоже не в диковинку: еще недавно «трясло» жителей Новой Покровки и Озёрного, а сейчас негатив перекинулся на село Кислица.

Встревать в конфликт с двумя явно выраженными противоборствующими сторонами, каждая из которых считает себя правой, а посторонним раскрывает лишь выгодные для нее факты – дело неблагодарное. Поэтому журналисты не стремились освещать эти печальные события. Однако на минувшей неделе, после сессии Измаильского райсовета, к нам обратились районные депутаты из Кислицы и попросили приехать в село, чтобы осветить существующую ситуацию, которая, по их словам, накалена до предела.
Сразу предупредим, что редакция какого бы то ни было издания – не контролирующий орган и не имеет права выносить участникам конфликта вердикт. Поэтому мы решили пообщаться с каждой из сторон, а после выслушать мнение правоохранителей.
На следующий же день прибыли в сельсовет, где нас ждали сельский голова Михаил Шевченко, а также местный фермер Петр Чебан. Ну и, разумеется, пригласившие нас депутаты райсовета Анатолий Шевченко и Екатерина Димброва.
Итак, суть конфликта, по словам участников беседы, кроется в том, что руководитель ООО «Злагода» Любовь Стойкова якобы нечестно поступила по отношению к пайщикам СПК «Кислицкий», которым она была поставлена руководить в 2002 году.
«Были учредители, которые избрали ее и дали возможность управлять СПК «Кислицкий». Ей передали землю, – начинает разговор сельский голова. – Кислица имеет землю в трех местах: на острове Кислицкий, в «степи» и в пойме реки Дунай (рисовые чеки). Всего 7300 га пашни. За два года Стойкова все, что можно было, вытянула из СПК «Кислицкий», оставив там долги, и образовала новое предприятие – ООО «Злагода». Поначалу она не так яро действовала, лишь потом мы увидели документы, по которым к ней перешли мастерская, гараж, техника, ферма, маслобойка, тракторная бригада. С учредителями она постепенно распрощалась и стала единственной хозяйкой на острове, в степи, при этом ничего не строила и не приобретала. Последней каплей стал момент, когда она уже третий раз вывозила имущество пайщиков, порезанное на металл. Это случилось в начале мая прошлого года».
Тогда, по словам присутствовавшего при встрече Петра Чебана, вызвали полицию, а металлолом был арестован. (Забегая вперед, скажем, что в разговоре с самой Любовью Стойковой и ее сыном Сергеем выяснилось, что полицией по данному делу не было принято до сих пор никакого решения. Стойковым так и не объявили, кто они – потерпевшие или виновные).
«Каждый пайщик имеет имущественный сертификат. И по закону он должен получать 1% от стоимости своего имущественного пая. Но за 16 лет людям не было выплачено ни копейки, – продолжает Михаил Николаевич. – В селе создали инициативную группу, в которую вошли пайщики, а также комиссию, члены которой проехали по тракторным бригадам, полевым станам, фермам и описали все, что было в наличии у «Злагоды». Люди приняли решение о недоверии Любови Стойковой – у нее забрали трактор, машину и бульдозер. Договоры с пайщиками у нее были зарегистрированы на бумаге, а надо было официально зарегистрировать в реестре. В прошлом году они посеяли урожай, но увезли его в неизвестном направлении, а с людьми за паи не рассчитались. То есть год пайщики вынуждены были голодать». 
«Люди стали приходить ко мне, – включается в разговор Петр Чебан, крупный кислицкий фермер. – Я им давал по 3 тонны на пай, и они переходили ко мне. Зерно я им давал просто так, чтобы людям было за что жить». 
Сколько же на данный момент у ООО «Злагода» земли, нам в сельсовете не ответили, сославшись на то, что Любовь Стойкова никому таких данных не предоставляет.
После общения в сельсовете мы проехали с Петром Чебаном по земле острова Кислицкий. На пароме, который по решению суда теперь числится за Петром Григорьевичем, стоит вооруженный охранник, которому дано указание в случае опасной ситуации стрелять на поражение. Сам фермер, кстати, тоже в машине возит автомат и при необходимости готов его применить.
Фермер показал нам необработанные земли Стойковой (правда, не уточнил, что на остров ее не пускает, поэтому у нее и нет возможности здесь работать). Также мы заехали на тракторную бригаду, где в огромном количестве разбросана старая неликвидная техника – имущество пайщиков.
Еще об одном важном моменте стоит сказать: 10 апреля Любовь Стойкова, получившая на руки решение апелляционного суда о признании ее договоров с пайщиками законными (речь о земле, которую пайщики якобы передали Петру Чебану из-за неполучения оплаты у ООО «Злагода»), решила поставить в известность своих конкурентов Петра Чебана и Игоря Николенко. Она вместе с группой поддержки прибыла на остров и впервые с осени посетила свое хозяйство. По ее словам, много имущества у нее пропало, поскольку с середины января ее охранники перешли работать к Петру Чебану. На встречу фермеры к ней не явились, тогда она отправилась на базу Чебана. Там произошел конфликт, в котором (со слов Стойковой и ее сына) сыновья Чебана и Николенко получили по лицу за то, что стали оскорблять фермершу нецензурными словами. В тот же день вторая сторона вызвала полицию, а сельский голова, также прибывший на разборки, написал заявление, в котором сообщил, что его избили.
В этой истории очень много нюансов и деталей, в которые мы вникали, но которые вряд ли будут интересны читателям. Поэтому скажем вкратце, на каком этапе ситуация в данный момент.
Как нам пояснила Любовь Константиновна, начиная с 2017 года Петр Чебан и его сын начали объезжать ее пайщиков и подписывать с ними договоры на паи взамен на оплату в 5 тыс. грн за надел. В качестве доказательства женщина предоставила список таких людей (его ей передал сын Чебана).
По ее словам, на январь 2017 года в аренде у ООО «Злагода» было 988 га земли (218 паев). В результате подкупа пайщиков конкуренты переманили у нее почти половину арендодателей, таким образом на данный момент у нее осталось 377 га на острове. Обрабатывать у не нет возможности, поскольку добраться туда можно только на пароме. Есть еще два других варианта (Старонекрасовский и Килийский паромы), но там, по ее словам, установлены бетонные плиты, и тяжелая техника на остров пройти не может. Прошлой осенью ей удалось засеять 181 га, но сейчас обработать их по известной причине она не имеет возможности.
Со стороны конкурентов Любови Стойковой звучат упреки, что до недавнего времени она владела паромом и пускала на остров только по своему усмотрению. Кстати, с паромом ситуация более, чем странная: по документам, представленным в суде, паром с 2003 года числится за Петром Чебаном. Спрашивается, как этот человек с его железной хваткой 14 лет позволял женщине притеснять его и пользоваться его же имуществом? И спохватился только в октябре 2017 года? Сын Любови Стойковой Сергей уверен, что знает ответ: документы у Чебана поддельные, а на самом деле паром принадлежит ему. И у семьи есть доказательства, но их никто не хочет слушать и не торопится проводить экспертизу документов на паром.
Что касается долгов перед своими пайщиками, то Стойкова заверила нас, что со всеми она всегда рассчитывалась – платила по 2800 кг за пай.
Возмущает Стойковых и тот факт, что в конфликт открыто вмешался сельский голова Михаил Шевченко. Причину они усматривают в том, что ему самому принадлежат на острове порядка 400 га земли. Как должностное лицо он не имеет права принимать в конфликте чью-либо сторону.
После ситуации с паромом у ООО «Злагода» инициативная группа сельчан забрала ликвидную технику, то есть предприятие лишилось возможности обрабатывать землю своих пайщиков.
Итак, суть ситуации такова: произошло перераспределение сил фермеров за счет перехода пайщиков от одного к другому. При этом методы, которые применялись, никак не назовешь честными. Конечно, равное право обрабатывать землю на острове должны иметь все желающие – крупные сельхозпредприниматели, а также пайщики, которые не хотят отдавать свою землю никому, а готовы обрабатывать ее самостоятельно.
И то, что паром стал главным камнем преткновения, лишний раз подтверждает, что такое плавсредство не может быть частным – сельчане и фермеры не должны зависеть от воли одного бизнесмена.
Что же касается имущества и прав пайщиков, то это совершенно другая история. Судебная. И истину надо искать именно в этой инстанции. Если Стойкова действительно прикарманила чужое, то пусть суд вынесет свое законное решение по этому поводу. Самосуды в данном случае по меньшей мере противозаконны, хотя бы потому что никто толком не владеет ситуацией в этом вопросе.
А вообще, хочется сказать о другом. Украина дала каждому крестьянину возможность получить кусок земли и по своему усмотрению распоряжаться им. Однако те условия, в которые поставлены наши люди, вынудили их отдавать свою землю чужому дяде (или тете), а потом еще и полностью зависеть от их возможностей и доброго настроя.
Ну вот скажите, если Стойкова в этом году не сможет обработать и собрать урожай, чем она рассчитается с сотней своих пайщиков (которые остались у нее, категорически отказавшись переходить к Чебану)? Вопрос риторический. Тут, должно быть, пришло время конкурирующим сторонам прийти в себя и сесть за стол переговоров, думая не только о собственной наживе, но и о жизни людей, которые находятся рядом. Да и районным властям тоже хватит отмалчиваться и надеяться, что все рассосется само собой.
Мы обратились также к правоохранителям и попросили их прокомментировать ситуацию.
 
Александр Сара, руководитель Измаильской местной прокуратуры. 
– В части пользования паромом и землями на Кислицком острове усматриваются исключительно гражданско-правовые отношения, их должен рассматривать суд. На данный момент по документам собственником парома является Чебан. Стороны имеют право обратиться в суд в части недопуска на остров. По всей этой ситуации начато около 20 уголовных производств, в которых проводится большой объем следственных действий. Конечно, было бы правильно, чтобы у сельсовета имелось коммунальное предприятие, в распоряжении которого находился бы паром для доставки на Кислицкий остров всех желающих. Ситуация в Кислице находится на контроле у меня и в прокуратуре области. 18 апреля 2018 года я проводил выездной прием граждан в селе Кислица, на который пришли не менее 50 человек.
Хочу заверить всех, что мы не допустим, чтобы в селе началась стрельба. Кислица, равно как и другие села Измаильского района, – это мирный населенный пункт. Фермеры должны обрабатывать землю и растить хлеб. А свои права они должны отстаивать в суде. Если же есть факты уголовных нарушений, на них мы, конечно, реагируем.
Роман Галкин, начальник Измаильского отдела полиции. 
– Ситуацию в Кислице контролируют наши сотрудники – одна из двух имеющихся у нас групп быстрого реагирования. Но там больше присутствуют гражданско-правовые отношения, а не уголовно наказуемые. Могу сказать, что Стойкова имеет законное право обрабатывать свою землю на острове, но она этого сделать не может. И эту проблему ей необходимо решать через суд. В настоящее время мы проводим следственные действия по поводу конфликта и избиения сельского головы Михаила Шевченко 10 апреля. Со своей стороны отмечу, что сельский голова должен занимать нейтральную позицию. Если бы это было так, то, возможно, такого конфликта не возникло.
Считаю, только общими усилиями можно загасить этот пожар.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *